ѕоиск инварианта, универсальной структуры текста на сегодн€шний день €вл€етс€, вообще-то, устойчивой общей тенденцией, котора€ берет начало, может быть, с пионерской разведки –. ћ. ¬олкова о невинно гонимых, концентрируетс€ в утверждении ¬. я. ѕроппа о том, что все сказки могут быть сведены к одной сказке јф131, предметно репрезентируетс€ в бахтинских Ђр€дахї, проступает в замечании ё. ћ. Ћотмана о структуре русского и западного романа и, наконец, продолжаетс€ в современных поисках некоей глубинной структуры теста со значительными вариаци€ми ее наименовани€. Ёто Ц и Ђстереотипї, Ђшаблонї, Ђклишеї, и Ђтрансформационна€ модельї, Ђсхема-формулаї, Ђпраформаї, Ђсюжетный типї, Ђэлементарный (архаичный) сюжетї, и Ђкоммуникативно-действенный ансамбльї, и Ђматрицаї, и Ђуниверсальный шифр культурыї, и Ђархаичные сюжетные моделиї и Ђсюжетные сверткиї, и даже Ђтрансформационна€ повествовательна€ грамматикаї (—. јйваз€н, —. јпо. ј. јрхипова, ¬. Ѕаевский,  . Ѕремон, ћ. √аазе-–апопорт, ј. √реймас, ј. ƒандис, Ѕ.  ербелите, “.  итанина, ќ.  овылина, ќ.  ретов, √. Ћевинтон, ≈. ћелетинский, —. Ќеклюдов, ≈. Ќовик, Ќ. Ќовиков, Ѕ. ѕарахонский, √. –афаева, ≈. –ахимова, ». –евзин, ј. –ешетов, ќ. якимова, √. ясон и другие).

≈сли исходить из моей концепции, согласно которой глубинный инвариант текстов культуры составл€ют  ѕќ Ц категории предельных оснований (рождение, жизнь, смерть и бессмертие) в их формульной св€зке (утверждение жизни, преодоление смерти, стремление к бессмертию) с кодированием их соответствующими мировоззренческими кодами (алиментарным, эротическим, агрессивным и информационным), в сильных и слабых их про€влени€х (смерть ≥ сон, рождение ≥ создание), в культивированных, табуированных либо канализированных формах, на разных уровн€х мироотношени€ (предметно-практическом, обр€дно-ритуальном, духовно-практическом и духовно-теоретическом), в разных вариантах контаминаций кодов и категорий (рождение ≡ умирание, вкушение ≡ половой акт), то ближе всех к этому инварианту подошла ќ. ћ. ‘рейденберг, тогда как –. ћ. ¬олков и ¬. я. ѕропп даже терминологически не приблизились к такому пониманию искомых инвариантов, не говор€ уже о его (понимани€) концептуализации, да и не ставили они перед собой такую задачу вообще. ’от€, между тем, анализ и хода, и результатов их исследований, в том числе и итоговых выводов, показывает, что в силу того, что реальна€ инвариантна€ глубинна€ структура текстов (в данном случае, сказочных) €вл€етс€ именно таковой, они, сами того не осознава€, этот инвариант в латентном виде воспроизвели.